RSS

Летчик из Бибирева Василий Лялич провел в небе над Чернобылем 300 часов

17:04 24.04.2017
Lyalich-1024x682.jpg

Василий Лялич из Бибирева — штурман вертолета МИ-8 и один из ликвидаторов последствий техногенной катастрофы на Чернобыльской АЭС. В чернобыльском небе он провел 300 часов: перевозил ученых, занимавшихся радиационной разведкой.

В район катастрофы его направили в мае 1986 года. Над Чернобылем он летал по 6–7 часов в день.

— Во время одного из полётов «вертушка» прошла прямо над разрушенным энергоблоком. Излучение там было настолько сильным, что я потерял сознание, — вспоминает летчик. — Сначала почувствовал головокружение и тошноту, а потом словно в черную дыру провалился.

Был случай, когда один из военных вертолетов, пролетая на ЧАЭС, неожиданно рухнул — и весь его экипаж погиб. После этого на некоторое время вообще запретили подниматься в воздух.

— Кадры крушения показывали по телевизору. Споры о его причинах не утихают до сих пор. А мне кажется, что пилот той «вертушки», как и я, потерял от сильного излучения сознание, — размышляет Лялич.

По словам пилота, местность выглядела зловеще.

— Особенно жутко смотрелся хвойный лес, — говорит ликвидатор. — Из-за радиоактивной пыли он окрасился в ядовитый жёлто-красный цвет. Дозиметры в рыжем лесу показывали критический уровень излучения — заходить в него было смертельно опасно. Потом деревья выкорчевали с помощью военной техники, но и после этого от вида здешних мест всё равно становилось не по себе.

Выходной летчикам давали по воскресеньям. Василий Лялич часто ездил в Киев, где навещал своего школьного товарища Валерия Сафонова. За обедом они всегда выпивали по несколько стаканов кагора.

— Считалось, что это вино выводит радиацию, — говорит чернобылец. — Но сохранить здоровье кагор не помог.

На ЧАЭС Лялич ездил семь раз. И когда вернулся домой из последней командировки, почувствовал: дело плохо.

— Голова постоянно кружилась, поэтому на улицу я выходил только с женой, чтобы не подумали, что я пьяный, и не забрали в милицию. Сильно упало зрение — летать больше было нельзя, — рассказывает штурмовик.

Началась борьба за жизнь: ликвидатору пришлось пройти длительный курс лечения.

— Сейчас и рад бы забыть о Чернобыле, да не получается, — говорит он. — Часто вижу во сне, как лечу на МИ-8 над ЧАЭС со своим экипажем. А ведь большинства-то ребят из него в живых уже нет. Так что не отпускает меня Чернобыль.

(вк)

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати